Запретные мультики: что за японскую чушь смотрит мой сын?

Иллюзион,  Современник

Как часто вы видели подростков с крашенными волосами в странной одежде? Говорил ли вам ребенок что-то вроде коничива, охайо или итадакимас? Давайте разберемся, что это за страшное слово — аниме.


Аниме́ — японская анимация. В отличие от мультфильмов других стран, предназначенных в основном для просмотра детьми, большая часть выпускаемых мультиков рассчитана на подростковую и взрослую аудитории, и во многом за счёт этого имеет высокую популярность в мире.


Погрузимся немного в историю, аниме берет начало в 20 веке, когда японские мастера киноискусства начали экспериментировать с западными технологиями мультипликации. Старейшая японская анимация — «Katsudo Shashin» длится всего 3 секунды и датируется 1907 годом. Ближе к нулевым восточные мультфильмы начали захватывать весь мир, включая Россию и США. Многие голливудские звезды, такие как Робин Уильям, Тоби Магуайер, Леонардо Ди Каприо признавались, что любят посмотреть азиатские мультики, некоторые из которых обзавелись собственной экранизацией на западе:Алита: Боевой ангел” и “Призрак в доспехах”. А что говорить про детство зумеров, когда по телевизору показывали “Наруто” или “Тетрадь смерти” (ныне запрещенную на территории РФ). Аниме очень популярно по всему миру и смотрят его не только дети, но и взрослые.


На данный момент некоторые аниме запрещают в России, что, конечно же, никак не помешает их смотреть (привет Павлу Дурову и Роскомнадзору). Некоторые СМИ пишут статьи о вреде японских мультиков для детей и подростков, якобы они подталкивают людей к суициду. Я не собираюсь никого судить и выносить вердикт, как минимум, у меня нет профессиональной квалификации психолога. Но, на мой взгляд, искусство никак не может заставить здравомыслящего подростка прыгнуть с крыши. За атмосферу в семье отвечают родители, а окружающая среда может оказывать давление куда сильнее, чем творчество японских мультипликаторов.


Пойти глянуть парочку заслуженных аниме или новинки Netflix, решать вам. Но осуждать тех, кто предпочитает первое — второму, как минимум глупо.